китайский язык, ТРАДИЦИОННОЕ УШУ  

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ УСЛУГИ В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ И ПО ВСЕМУ МИРУ

Китайца надо знать в лицо

Нижегородец изучает жителей Поднебесной на пользу русским

2009 год был годом русского языка в Китае, а наступивший 2010-й – год китайского языка в России. Эти реверансы в сторону друг друга со стороны нашей страны и Поднебесной, конечно же, не случайны, российско-китайский договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве подписан еще в 2001 году. Несмотря на то что само слово иероглиф означает для нашего соотечественника некую несуразицу, абракадабру, Китай с его пятитысячелетней историей, гармоничной философией, основанной на единстве противоположностей инь-ян, чрезвычайно трудолюбивым народом не может не вызывать интереса. Но можно ли понять страну, не постигнув тонкостей ее языка? Вряд ли. В Нижнем Новгороде китайскому языку можно выучиться лишь у одного человека – Алексея Савина. Еще подростком он влюбился в Китай и стал собирать любые сведения об этой удивительной стране.

Он восемь лет самостоятельно изучал китайский язык. А, закончив впоследствии университет и пройдя стажировку в Китае, сейчас свободно говорит на одном из сложнейших языков мира. Алексей Савин – президент Нижегородской региональной общественной организации “Федерация традиционного ушу”, шестикратный чемпион России по традиционному ушу и саньда, замдиректора Китайского Центра здоровья. Выпускник Российского Университета Дружбы народов. Окончил магистратуру финансового факультета ННГУ им. Н. И. Лобачевского, его диссертация посвящена вопросам ведения внешнеторговой деятельности с КНР. С 1998 года – член Ассоциации китаеведов РАН. Биография А. В. Савина внесена в энциклопедию “Who is Who в России”.

 

Вавилон пал – Китай стоит

Алексей, так почему же все-таки Китай вы выбрали для изучения? Чем он вам так интересен?

– Сначала, обычно, привлекает внешняя сторона. В моем случае речь идет о боевых искусствах – хочешь быть здоровым и сильным, потом понимаешь, что за этим стоит нечто большее, целый пласт культуры. Конечно, овладеть искусством единоборства можно разными способами, вопрос в том, для каких целей и на каком уровне – ремесленничества или мастерства. Ремесленник просто воспроизводит стандартные формы, чужие шаблоны, а мастер – творец, который на основе собственного опыта создает нечто новое. И это главное.

Вы – уже мастер?

– Для многих – да. Но об этом не мне судить. Я преподаю ушу с 1991 года. Сейчас также развиваю свою собственную систему боевых искусств. Но необходимо уяснить одну вещь – сколько бы стилей ты не изучил, везде примерно одно и то же, и если не произойдет какого-то качественного скачка в понимании сути боевых искусств, это будет просто набор форм, количество вместо качества. Кто-то получает разряды, кто-то сдает на пояса. Я в свое время тоже участвовал в соревнованиях и аттестациях, но сейчас награды и медали уже не имеют для меня большого значения. Боевые искусства в действии – это, прежде всего, выработка характера, тонкое знание ситуации и чувствование противника, готовность идти до конца, отринув страх.

Вам именно китайская философия помогла понять все эти вещи?

– Боевые техники есть не только в Китае, но именно в Китае боевые искусства занимают особое место, там это одна из частей большой системы воспитания человека. Кроме того, Китай – страна с самой древней культурой. Где сейчас древние Египет, Вавилон, Месопотамия, Византия? Там живут другие народы, совершенно отличные от исконных. Китай же сохранился, и, несмотря на многие изменения, там живы не только традиции предков, но и сам подход к жизни, который и позволяет китайцам успешно адаптироваться к реальности.

Вы много бывали в Китае. Какие места в Поднебесной вам нравятся больше всего?

– Я объехал практически весь Китай, долго жил там. Мои знакомые китайцы завидуют мне, так как я бывал там, где они сами не были. В Китае мне очень нравится ареал традиционного расселения самих китайцев, так называемых ханьцев (вообще же там проживает 56 народностей). Это, прежде всего, Центральный Китай – колыбель китайской цивилизации, там долина реки Хуанхэ, большое количество исторических памятников, оставшихся с древности. Но и другие регионы очень красивы, например, юго-запад.

Образ китайца, который сложился в сознании русских – это маленький суетливый человек, который постоянно что-то делает.

– С детства они осознают необходимость борьбы за место под солнцем, так как видят конкуренцию с младых ногтей. Людей много, места мало, всем хочется кушать. Но деловые отношения у них часто зависят от личных. Вы можете хоть двадцать контрактов подписать – если человек вам не доверяет, он может вас кинуть. А если вы иностранец, то в китайских судах что-то доказать сложно. Когда они начинают бизнес, то сначала стремятся “задружиться” с нужными людьми. Нужно помнить, что нельзя критиковать китайцев при людях, которые им важны, так можно стать злейшим врагом.

 

Многозначный иероглиф

Алексей, вы единственный человек, у которого можно выучиться китайскому языку в Нижнем Новгороде. И начинали изучать этот нелегкий язык сами…

– Профессионально – да, официальный преподаватель китайского я один в Нижнем. Преподаю в инязе и в Высшей школе экономики. Но неофициально языку могут обучать, например, мои ученики или те, кто жил в Китае, приезжие выпускники иногородних вузов, бывшие сотрудники спецслужб, китайские студенты и другие лица. Другой вопрос – качество обучения. Я самостоятельно изучал китайский восемь лет и знаю, как это сложно, потому что далеко не все аспекты языка описаны в учебниках, и без хорошего преподавателя понять многие нюансы нельзя. Сейчас есть общепринятая форма китайского языка – путунхуа, но, кроме него, существует много других диалектов, носители которых в Китае друг друга часто не понимают.

В таком случае, достаточно ли знать путунхуа, чтобы общаться с китайцами?

– Да, путунхуа достаточно для общения. Но местные также могут разговаривать на своих локальных диалектах.

Русский язык со временем меняется, появляются какие-то новые формы слов, словесных конструкций. Китайский тоже претерпевает трансформацию?

– Грамматический строй языка в древности отличался от современного. Если раньше было достаточно одного иероглифа, чтобы объяснить одно понятие, то сейчас слово обычно состоит из двух-трех иероглифов. Следовательно, если вы узнали в китайском тексте какой-то иероглиф, не факт, что вы поймете его верно. У каждого иероглифа может быть несколько значений. Значения зависят от контекста, сочетания одного иероглифа с другими, места в предложении и так далее. При этом один и тот же иероглиф может быть почти любой частью речи или членом предложения.

 

Китайская школа – это муравейник

За сколько лет можно выучить китайский и много ли у вас учеников в Нижнем Новгороде?

– Я веду курсы китайского языка, который студенты выбирают в качестве факультатива, но занимаются и взрослые люди. Хотя отсев на самом деле большой: если в начале группа может составлять пару десятков человек, то через полгода остается две трети от начального количества, а к концу года – половина или меньше. Реально же тех, кто хочет изучать язык в течение хотя бы трех лет, единицы. В вузах с целевым преподаванием языка на изучение китайского языка необходимо пять лет. При этом часовая нагрузка там гораздо больше, чем на курсах, которые я веду (четыре часа в неделю). В Российском Университете Дружбы Народов мы изучали китайский язык на первом курсе 18-24 часа в неделю. Надеюсь, в будущем китайский войдет в основную программу обучения. Кстати, у китайцев есть поговорка: “Найти хорошего учителя сложно, но найти достойного ученика стократ труднее”. Китайский очень сложен и берется лишь целеустремленностью.

Некоторые люди едут за границу, абсолютно не зная языка. И, удивительное дело, там они умудряются общаться с местным населением, а со временем на практике изучают язык. Мне кажется, с Китаем такое не пройдет.

– Ехать в Китай учить китайский с нуля – не лучший вариант. Это тот язык, который требует предварительного изучения с преподавателем, говорящим с вами на одном родном языке и способным все объяснить.

Вы ведь, кроме того что обучались в Китае, и сами учили китайцев английскому языку. Китайцы легко обучаемы?

– Учиться они могут, да и трудолюбие у них прививается с малых лет. Но для китайцев много значит сильная рука, если дать чрезмерную свободу, то вместо урока может получиться что-то наподобие Черкизовского рынка. Там очень большие классы в школах – порой до 80-ти человек – работать в таких условиях непросто. Но зная их психологию, это возможно. Китайцам нужен вожак, который весь этот муравейник направит в одну сторону. Поэтому учителю целесообразно наладить контакт с лидерами класса и общаться с остальными через них, а также заинтересовать, дать мотив к обучению.

 

Азиат в гору не пойдет...

Алексей, вы является посвященным в шаолиньские последователи. А Шаолиньский монастырь овеян легендами, считается, что обучение там сродни духовному подвигу.

– Да, в 1998 году я прошел посвящение в шаолиньские последователи 32-го поколения у носителя шаолиньской традиции в 31-м поколении Ши Дэцяня. Но занимался и у многих других мастеров. Что же касается некой мистификации Шаолиньского монастыря, она по большей части пошла из легенд, книг и фильмов. На самом же деле обучение там, да и не только, – это тренировка не столько тела, сколько психики и ума. Внутренняя работа не должна прекращаться ни на секунду. Например, даже чтобы выполнить то или иное движение, нужно несколько раз мысленно прокрутить его. Мозг постепенно вырабатывает алгоритм выполнения движения, и человек выполняет его на физическом уровне. А о психологических тонкостях вообще особый разговор.

Вы собираете любую информацию о Китае?

– Да, мне интересен Китай в целом. Но больше всего интересуют вещи практического характера, которые могут быть применены с пользой для жизни и развития человека.

А какова, собственно, цель вашей деятельности? Вы хотите добиться чего-то конкретного или это нескончаемый процесс познания Китая?

– Любой процесс познания должен иметь какую-то цель. Китай – это наш крупнейший сосед, самая населенная и динамично развивающаяся страна, нация с очень большим потенциалом, древней историей и культурой. Эта страна часто неоднозначно толкуется, кто-то боится китайцев, кто-то считает, что у них есть чему поучиться. Моя деятельность как раз и служит тому, чтобы понять, что они собой представляют, как мы можем с ними сотрудничать и что можно у них позаимствовать.

Так что же это за люди – китайцы, вам удалось понять?

– У китайцев есть удивительное сочетание духовной составляющей и сугубо прагматического подхода к жизни. Пожалуй, этому и стоит у них учиться. У этого народа нет белого и черного, однозначно хорошего или плохого, зато существует множество полутонов. Они никогда не будут что-то решать в лоб, а всегда найдут способ решения проблемы обходными путями, у них развито стратагемное мышление – умение видеть ситуацию с разных сторон и на несколько ходов вперед. При этом они стремятся сделать так, как выгодно им, иногда достигая этого чужими руками. Их мир многополярен, и это проявляется во всем. Например, в религиозном плане они могут поклоняться всем богам, так как вера в единого бога для них не свойственна. Свадьбу они справляют по обряду одного культа, похороны – другого. При этом перед одним и тем же событием они могут пойти сначала в даосский храм, потом в буддийский, затем поклониться Конфуцию или попросить о помощи и защите своих предков. На уровне экономики – симбиоз четкого планового управления и экономических свобод для населения. Если частник хочет богатеть – пожалуйста, но он не должен забывать, что движется в одном направлении со всеми остальными, нет такого, чтобы каждый сам по себе, как у нас, например, хочу – завтра переведу миллиард долларов за границу на личные нужды. Для китайцев и их страны это не позволительно и наказуемо.

О Китае у русских мнения разные. И кто-то говорит, что если завтра война, то Китай – наш первый противник.

– Исследуя Китай, я не преследую праздные интересы. Я пытаюсь извлечь из этого пользу для нас, русских. Какие бы отношения у нас ни были с Китаем, мир или война, изучать эту страну нужно. Мы обречены на взаимодействие. Надеюсь, что мы сможем добиться только мирного сотрудничества наших народов. Но, действительно, Китай для нас может быть не только перспективным, но и опасным соседом. В таком случае, я скажу известную истину: врага надо знать в лицо. Это понимают и китайцы и тоже изучают нас. Знание противника – основа успеха. И я обладаю этими знаниями.

материал: Оксана Ольшанская

"Московский комсомолец - Нижний Новгород" от 27.01.2010.

Комментарии А.В. Савина:

Хотелось бы смягчить тон последнего абзаца, т.к. он получился несколько категоричным в трактовке журналиста, хотя разговор был несколько об ином.

Моя мысль была в том, что Китай нам нужно изучать в любом случае, т.к. Китай - наш ближайший и важнейший сосед. Подробнее о том, почему и как нужно изучать Китай вы можете прочитать в моей статье на этом сайте.

Мы должны изучать и своих друзей, чтобы лучше их понимать и плодотворно взаимодействовать с ними, и своих явных или потенциальных врагов и конкурентов, чтобы эффективно им противостоять. И до войны, и в годы ВОВ многие наши бабушки и деды изучали немецкий. И это во многом помогло в нашем противостоянии с фашизмом. А теперь многие изучают немецкий потому, что Германия один из крупнейших торговых партнёров России.

Не важно, какими чувствами руководствуются люди, когда спрашивают, почему нужно изучать Китай - восхищаются ли они им, боятся или ненавидят. Изучать Китай просто необходимо. У наших народов были неприятные моменты в истории, вина есть с обеих сторон. Но в целом, у нас практически всегда на протяжении последнего столетия преобладали позитивные тенденции взаимодействия. Конечно, Китай, в своё время бывший "младшим братом" Советского Союза, сделал гигантский скачок вперёд в своём развитии, в то время как новая Россия надолго забуксовала по многим направлениям. И теперь уже её впору называть "младшей сестрой". Но тут надо не завидовать и исходить желчью, рисуя в воображении вымышленную "китайскую угрозу", а учиться у других и работать, делать свою страну и жизнь лучше.

Лично я восхищаюсь Китаем, его культурой, историческими и современными достижениями, и считаю, что нам стоило бы многому поучиться у него. При этом я люблю свою Родину и остаюсь патриотом, при том, что мне многое не нравиться из того, что происходит в нашей стране, как живут люди, как они себя ведут по отношению друг к другу. Всем нам ещё предстоит многому научиться, и, прежде всего, научиться жить вместе, чтобы всем было хорошо.

Но независимо от перепитий истории, от того, дружественна или враждебна нам какая-то страна на данном этапе исторического развития, союзник она или конкурент, изучать другие страны и культуры просто необходимо, т.к. мы не только лучше узнаём их и учимся с ними общаться, но через это, как будто смотрясь в зеркало, сравнивая и анализируя, мы лучше узнаём самих себя, обретаем свою идентичность, но при этом становимся частью общей человеческой цивилизации, объединяющей такие разные, но такие схожие в своей общечеловеческой судьбе страны, культуры и народы.

За взаимопонимание и сотрудничество, единство в многообразии!